pbs990 (pbs990) wrote,
pbs990
pbs990

Categories:

Предвоенная жизнь в СССР и начало войны глазами очевидца

Оригинал взят у: burckina_new в Предвоенная жизнь в СССР и начало войны глазами очевидца

Предвоенная жизнь в СССР и начало войны глазами очевидца

Окончание воспоминаний Мещерякова Михаила Ивановича о жизни в СССР. В первой части была затронута коллективизация и голод 1933 года. Сейчас о предвоенной жизни и первых 2-х годах войны. Напоминаю, что публикуется впервые.

После переезда на Украину, в д. Никольское открыли русскую начальную школу, а местные дети из украинских семей учились в соседнем селе Григоровке в 2-х км от Никольского. Я, конечно, пошёл в русскую школу во 2-й класс. Но, через год русскую школу закрыли, ввиду малого числа школьников. В 3-й класс мне пришлось идти учиться в украинскую школу, вплоть до 8-го класса, на украинском языке. Третий и четвёртый класс я закончил там же и стал «ударником» (хорошистом).

С пятого по восьмой учился в с. Олексивка на украинском языке в средней школе. Со второй четверти 8-го класса отец меня отправил учиться в ремесленное училище при ХТЗ в г Харьков. Мне не хотелось, но отец сказал: «Никто из родителей не соглашаются отправлять из дома ребёнка. Кого же председатель, коммунист может отправить по обязательной разнарядке, как не своего сына»? Это его принцип: показывать пример во всём. Первым он ещё в Белгородской обл. в д. Покидово привёл свою корову в колхоз, что бы было молоко в колхозном детсаду, первым выходил на уборку урожая или сенокос, хотя, как председатель мог бы не брать косу в руки, и целый день косить траву, скосив наибольшую площадь, к тому же он был инвалид, хромой, и никто не заподозрил бы его в лентяйстве.

Ремесленное училище на Харьковском Тракторном заводе было образцовым. Построено специально для Ремесленного Училища: учебный корпус, цеха, столовая, учебные классы, актовый зал и т. д. Программа учебного курса рассчитана на 2 года, выпускать должны были рабочих 4-6 разрядов. Это был первый госнабор для подготовки высококвалифицированных рабочих для ХТЗ. Здесь должны быть готовые сталинские рабочие кадры. Преподавательский состав, мастера, воспитатели были подобраны образцово.

1-й курс должны были закончить 30 июля 1941 г, но, 22 июня началась Отечественная война. Нас сразу же перевели на 3-х сменную работу и учёбу, в т. ч с ночной сменой. Токаря точили мины и снаряды. Наша группа слесарей-инструментальщиков выпускала слесарный инструмент для ЗИПов танков. Ночью 850-тысячный город погружался в темноту, соблюдалась строжайшая светомаскировка. Около 15 июля всё училище было направлено в г. Змиёв для выполнения окопных работ.

Фашисты дошли до Киева, велись ожесточённые бои за украинскую столицу. На окопных работах по сооружению противотанкового рва и установке металлических «рогаток» мы работали до конца июля, а в начале августа всех сельских ребят отпустили по домам на 2 дня, забрать зимнюю одежду, проститься с родителями. ХТЗ и Ремесленное училище его эвакуировались на Алтай в г. Рубцовск (там и поныне остался построенный ХТЗ тракторный завод).



Когда я прибыл домой родителей едва застал. Четыре семьи коммунистов во главе с моим отцом должны были эвакуировать весь колхозный скот. Для семей на телегах были уже готовы типа цыганских кибиток, покрытые кровельным железом. Я собрал вещи, попрощался с родителями и пошёл на ст. Самойловку в 6-ти км. от Никольского и в 18 км. от города и узловой станции Лозовая. Кассир в Самойловке сказала, что только сейчас позвонили из Лозовой - на Харьков билеты не продавать. Немцы высадили два парашютных десанта, перерезали железную дорогу. На станции уже была паника, немцы форсировали Днепр и захватили плацдарм на левом берегу. Это 120 км от нашей деревни Никольское.

Мне пришлось вернуться домой и на следующий день рано утром мы выехали на Восток, забрав весь колхозный скот. Это около 200 голов крупного рогатого скота, 400 овец, 100 голов свиней-молодняка, т.к. взрослые жирные свиньи больше 2-х дней перехода выдержать не смогли бы или даже 10 км, их роздали в семьи оставшихся колхозников. Так началось наше путешествие за 1500 км, в Сталинградскую область, станицу Усть-Хопёрская на р. Дон (в 40 км от Шолоховской станицы Вёшенская).

В литературе, в воспоминаниях никто не написал про эпопею эвакуации своим ходом миллионов колхозного скота на Восток. Я обратил внимание в походе, как-то пришлось подняться в солнечную погоду на высоту, и я увидел, что кругом, от горизонта до горизонта на 10-15 км шёл скот на Восток с Западных регионов Украины, где гонщиками были назначены в основном парни и девушки, а не семьи, как у нас. Они вскоре побросали свой скот и вернулись домой, по-видимому, сославшись на бомбёжки и обстрелы скота. Это соответствовало истине. И наш обоз со скотом неоднократно обстреливался. Да и двигались мы на Восток вместе с отступающими нашими войсками.



Немецкая авиация полностью господствовала в воздухе: бомбили населённые пункты, ж.д. станции, города, отступающие с техникой войска, ж.д. эшелоны. Свиной молодняк прошёл 4-5 дней и ноги у них стали кровоточить, они стали ложиться. Пришлось отцу и завфермой Яковлеву С.П. искать военных интендантов, чтобы по акту передать свиней для питания личного состава. Наш «караван» пошёл быстрее, в основном за сутки проходили по 15-20-25 км.

После прохода нами Донбасса фронт приостановился, шли тяжёлые бои и мы могли двигаться помедленнее – 10-15 км, в основном в дневное время, свернув на параллельные трактам дороги, что бы скот мог медленнее попутно пастись. Останавливались в самое жаркое время под деревьями, маскируя себя и скот, готовили пищу, доили коров, чаще всего на землю, т.к. бидонов было всего 4 или 5, а один всегда с водой для семей. Меня с девушкой Лидой Хурдой назначили гнать овец. У нас их было около 400. Некоторых при бомбёжках ранили или убили. Но, как-то, во время ночёвки к нашей овечьей отаре примкнула бесхозная овечья отара, примерно около 300 голов. Так, что мы «приобрели», а не потеряли овечье стадо и на место пригнали около 700 овец, которых потом по акту передали 21-й Армии на Дону.



Крупный наш рогатый скот пополнил колхозное стадо станицы Усть-Хопёрская, куда мы прибыли в конце октября 1941 года, когда уже выпал снег и морозы ночью доходили до -10 градусов. Ночевали семьи в кибитках. У нас в семье была ещё моя пятилетняя сестрёнка Маня, тоже переносила с нами все трудности. Мы с моим одноклассником, сыном завфермы Яковлевым все почти 4 месяца спали в скирдах соломы или сена. Ни одной ночи не спали в помещении или кибитках. Родители спали обычно в кибитках.

Когда начались похолодания мы вступили в казачьи поселения, и, надо сказать, что встречали они нас недружелюбно. Даже как-то сестрёнка простудилась и температурила 38-39 градусов, её не пустили казаки (как раз на хуторе Кружилино - родине М. Шолохова). Только в маленькой хате иногородней семьи (не казаки) нам дали приют, не только больной, но и всем разрешили целую ночь по очереди греться. Но через 2 дня мы, наконец, добрались до назначения (по документам) в ст. Усть-Хопёрскую на р. Дон. Там нас приняли неплохо.

Фронт остановился в Донбассе, в 500 км или даже больше. Здесь было спокойно всю зиму, весну и половина лета 1942 г. Я пошёл работать слесарем в МТМ (машинно-тракторная мастерская) при МТС, ремонтировал с.х. технику. Всем трудоспособным из наших семей нашли работу. Но, как известно, в июне 1942 г. Гитлер и его Генштаб изменили свою стратегию и основные силы вермахта бросили на Юг нашей страны по двум направлениям: на Сталинград и на Северный Кавказ с целью перекрыть нашему фронту поставки ГСМ и продукцию из Баку и Кавказа, где добывалось и перерабатывалось более 85% нефти и ГСМ страны. Почему Сталинград стал главной целью фашистов? Более 2/3 ГСМ перевозилось в навигационный период по Волге, Сталинград «бесил» Гитлера своим названием, это был танковый производитель.

Наш бывший «караван» оказался на направлении главного удара фашистских войск на Сталинград. Руководство колхоза и Усть-Хопёрского сельсовета, вместе с созданным местным штабом обороны, снова возложило на наши 4 семьи, эвакуированных с Украины, эвакуировать колхозный Усть-Хопёрский скот далее на Восток, через Дон и Волгу, за Сталинград. Скота, конечно, было в два раза меньше, чем мы пригнали в декабре 1941 г. (от бескормицы зимой скот был порезан или погиб), но задача была прежняя.



Наступление немцев было стремительным. Переправы через Дон немецкой авиацией были уничтожены, пришлось крупный рогатый скот переправлять вплавь. Стадо коров и молодняка оказались способными форсировать 600-метровую ширину Дона вплавь. В полном составе стадо крупного рогатого скота во главе с быком-производителем, на шее которого плыл я с палкой и не давал ему повернуть назад. Когда он увидел противоположный берег, так и помчался, как катер. Я оглянулся: плывёт около 200 голов за своим вожаком. За 30 минут крупный рогатый скот был переправлен. Овец пришлось по 6-8 штук переправлять на лодках, семьи тоже. Подводы были приготовлены на левом берегу Дона, где у колхоза была ферма.

Фронт догнал нас и мы двигались на Восток вместе с ним. В районе райцентра Верхний Балаклей была паромная переправа через Волгу и после 5-ти дневной очереди в Приволжском лесу, наконец, на паромной барже, ночью, переправили нас со скотом на левый берег Волги, а затем наш путь лежал в заволжскую степь, в 100 км. от Сталинграда, в колхоз «Красная звезда» Эльтонского района. Тогда шли ожесточённые бои в Сталинграде, а над нами происходили почти ежедневные воздушные бои.

Мы работали в колхозе, мне было 16 лет и 8 месяцев, работу мне поручили - учётчика, а фактически, бригадира полеводческой бригады. Пришлось руководить уборкой зерновых, давать наряды колхозникам (женщины и подростки), заниматься отправкой зерна за 60 км на заготзерно, вспашкой зяби, заготовкой кормов скоту на зимовку.

Однако эта работа была прервана мне повесткой из военкомата. Прошли 10-ти дневные военные сборы в начале сентября 1942 года, а затем нас отправили на окопные работы под Сталинград на левом берегу. Там мы сооружали окопы, траншеи, блиндажи до конца ноября 1942 г, а после окружения немецкой группировки в Сталинграде и успешного контрнаступления Красной Армии, нам дали на сборы домой по 10 дней для подготовки к призыву в РККА и в конце декабря я был призван в ряды Вооружённых Сил СССР и направлен эшелоном в г Пугачёв Саратовской области в запасную стрелковую бригаду, где было около 30 тыс. молодых солдат, проходивших подготовку до отправки в маршевых ротах на фронт. Так началась моя 34-х летняя военная служба в СА…»


Полковник в отставке Мещеряков Михаил Иванович. 30 сентября 2005 года

Лайкнуть на ТЕКСТ под неёДзен.

Tags: АГИТПРОП, Великая Отечественная, СОВЕТСКАЯ Атлантида
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments