pbs990 (pbs990) wrote,
pbs990
pbs990

Categories:

И ещё про Проливы

Оригинал взят у: kommari в и еще про Проливы

2019-03-04 21:51:00

и еще про Проливы

Оказывается, и царское правительство - и тут надо ему отдать должное, хотя, в общем-то, вещь это весьма очевидная, понимало, что никто, никакие союзники России, даже в случае победы над Центральными державами, Проливы, которые фактически только и были целью войны, давать не собирается.

Из книги В.В.Поликарпова "От Цусимы к Февралю. Царизм и военная промышленность в начале XX века." (2008)

Союзники по Антанте в интересах своей собственной борьбы против враждебной коалиции были вынуждены помогать России поставками снаряжения; присылать своих специалистов для организации производства; серьезно расширить кредиты царскому правительству, без чего ему негде было взять средств на содержание своего фронта мировой войны, на закупку вооружения, материалов и оборудования в США; предоставить для перевозки собственные пароходы и дать денег на фрахтование нейтральных судов.

Видя цель войны в овладении турецкими проливами, царские стратеги больше всего опасались противодействия со стороны союзников в момент «дележа добычи», когда мог повториться провал всех усилий, как уже случилось на Берлинском конгрессе 1878 г. после победы над Турцией. В августе 1914 г., когда шла мобилизация, ГАУ (Главное Артиллерийское Управление - А.К.) доказывало необходимость усиленных заказов на боеприпасы тем, что эти снаряды будут больше нужны в конце войны, чем в начале, — для успеха в «дележе» добычи победителями. В феврале 1915 г. Генеральный штаб получил телеграмму из США от военного агента Н.Л. Голеевского. Тот предлагал «принципиально решить, безопасно ли ко времени заключения мира иметь пополнение наших боевых припасов в руках Англии». Но его совет запоздал; Военное министерство уже было занято исполнением повеления царя привести в порядок боевые припасы «ко дню заключения мира». Повеление было сообщено военному министру 15 декабря 1914 г. и рассматривалось «как общее предуказание», насущное особенно ввиду начатой союзниками операции по захвату проливов.

Царское предуказание всемерно готовить боевое снабжение к моменту возможного после разгрома Германии нового военного противостояния — с бывшими союзниками — отмечено в журнале Военного совета от 13 мая 1915 года (журнал служил материалом к заседанию Совета министров 29 мая для рассмотрения вопроса о постройке 4-го оружейного и 2-го сталелитейного казенных заводов).

16 мая 1915 г. Военный совет утвердил проект постройки завода азотной кислоты, получаемой из атмосферного азота. При этом также учитывалась перспектива перегруппировки держав: «В течение нынешней войны, — говорилось в докладе ГАУ о проекте, — когда водные пути сообщения охраняются Англией, мы не испытываем больших затруднений» с сырьем для производства взрывчатых веществ. Но «при иной политической группировке держав ввоз к нам чилийской селитры будет совершенно невозможен». Год спустя, объясняя Министерству финансов необходимость устройства 4-го завода взрывчатых веществ (в Уфе), Военное министерство ссылалось на то, что «не всегда будет столь благоприятная политическая группировка держав, которая могла бы допускать выпуск и морскую перевозку заграничных предметов».

Та же мысль владела генералом П.А. Фроловым (помощник военного министра, ведавший в Особом совещании по обороне валютной комиссией, а затем председатель Особого совещания по постройке новых казенных заводов): 15 мая 1916 г. он напоминал министру финансов в этой же связи о Берлинском конгрессе (на котором Россию лишили результатов победы над Турцией - А.К.). «Надобность в тяжелой артиллерии» Фролов объяснял тем, что, только имея ее, Россия «будет в состоянии вести дипломатические переговоры о мире так, чтобы результаты принесенных ею огромных жертв (в том числе и финансовых) не были бы вновь сведены к нулю, как то было на Берлинском конгрессе... Союзники в нас очень нуждаются и широко финансируют нас под давлением собственной военной необходимости, ибо при настоящем положении на всех фронтах наши победы нужны союзникам, пожалуй, еще больше, чем нам самим. Когда же военная мощь Германии будет сломана, или хотя бы даже только решительно надломлена, у наших союзников мотив военной необходимости отпадет, и чисто финансово-политические соображения возьмут верх, и мы тогда денег так легко не получим».

Маниковский на одном из заседаний Совета министров сослался на «высочайшее повеление о содержании армии в боевой полной готовности ко времени мирных переговоров» и заявил, «что к новому Берлинскому конгрессу мы должны быть сильными». В своем докладе Фролову и через него военному министру 20 октября 1916 г. Маниковский высказывал опасение, что «в недалеком будущем» приобретение оружия у союзников затруднится, а потому «надо в самом спешном порядке» развивать свою промышленность «в расчете не только на потребность текущей войны, но и в предвидении будущей». Намечаемые новые казенные заводы «сослужат великую службу» уже «во время выработки условий мирного договора», ибо тогда тотчас «начнется общая экономическая борьба, и эта борьба будет беспощадна»; в ней каждый из бывших союзников окажется «предоставлен своим собственным силам, и горе тому, у кого к этому времени не будут подготовлены свои боевые средства».

18 января 1917 г. в Бюджетной комиссии Думы, прямо объявляя об антисоюзнической, по сути, направленности разработанной в ГАУ программы, Маниковский мотивировал строительство заводов опасением того, что «когда мирные переговоры наступят и начнется дележка, то мы останемся без патронов и снарядов». Шокированные думцы сочли такое объяснение «крайне неудачным», но отказать в деньгах не могли.

Tags: ЗАПАД, ОБОРОНА и БЕЗОПАСНОСТЬ, ПРАВДА истории, РОССИЯ которую они потеряли
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments