pbs990 (pbs990) wrote,
pbs990
pbs990

Category:

Профсоюзный «Титаник»

Профсоюзный «Титаник»

Альберт Сперанский, председатель Совета общероссийской общественной организации «Рабочие инициативы»

На российском рынке труда сейчас самыми востребованными работниками являются не высококвалифицированные специалисты, а те, кто готов работать без трудового договора, с серой зарплатой. Договариваются об этом устно, такие слова, как воздух, к делу не пришьёшь. Иногда, правда, появляются какие-то подделки c подписями, они нужны для предъявления проверяющим. Таких фальшивок в нашем государстве пруд пруди, на каждом шагу мошенничество, разве могут без этого обойтись в трудовых отношениях? В прошлом году вице-премьер Ольга Голодец призналась, что не знает, где работают 38 миллионов россиян, какие зарплаты они получают?

Шмак

В конце восьмидесятых, в девяностые я был одним из заводилой в рабочем движение страны. Работая на заводе, одновременно, являлся председателем совета рабселькоров страны, это племя отважных, которых в наше время отлучили, как вредные вирусы, от гласности. Много выступал я тогда в центральных газетах, рассказывал о проблемах простых тружеников. В один из дней к моему верстаку на заводе пришли два человека. Вместо приветствия сказали: « Ты наш человек, давай сражаться вместе». И мы стали сражаться, хотя я вскоре ушел от верстака, стал профессиональным журналистом, но продолжал развивать свою любимую тему о жизни трудовых коллективов, о стремление работника стать настоящим гражданином, к мнению которого прислушиваются. Я имел постоянную связь с множеством своих единомышленников по всей стране.

В это время взбунтовались шахтеры, их поддержал другой рабочий люд страны. В эту бунтарскую среду была запущена главная идея, что нужно бороться за рынок труда. Если победим, то сами будем выбирать, как дороже продать свое мастерство, свои руки и голову. Многие, действительно, решили поторговаться. Но не успели. Ушлые реформаторы подставили рабочее движение, сделало из него штрафные батальоны, которые пустили на минные поля. Когда черный люд расчистил политическое пространство, появились доброхоты, подобные Чубайсу. Они отдали страну на разграбление, заново стали писать законы и историю России.

Вскоре выяснилось, что токари, слесари и так далее, вообще в нашей стране не нужны. Экономика перестраивалась, перестали производить свой товар, стали покупать иностранное чудо. На первые позиции вышли менеджеры по продажам, банковские клерки, офисные работники, охранники, курьеры, коммивояжеры, пиарщики, политологи, рекламщики, советники, агенты, посредники, перекупщики, помощники руководителей. Короче говоря, одни посредники и торговцы.

Заводы, фабрики, стали закрываться, людей выкидывали на улицу. Этот процесс продолжается и сейчас. Людям приходится работать за копейки, часто не по своей специальности. Вот крик о помощи с Уфимского приборостроительного производственного объединения. Людям здесь предлагают написать добровольно заявление о переходе на более низкооплачиваемую работу. С теми, кто не напишет такого заявления, просто разорвут трудовой договор. Куда пойдешь, везде идет сокращение.

Квалифицированный рабочий стоит дорого, лучше для нашего предпринимателя табун гастарбайтеров. Год назад 250 мигрантов, работавших на строительстве одного из корпусов Центра детской онкологии в Москве, три месяца не получали зарплаты. Рабочие стали требовать, чтобы им отдали долг. Вместо денег, вооруженная охрана выгнала бесправных мигрантов с объекта и бытовок на улицу, на дождь. Тем пришлось ночевать в переходах. Люди так и остались без денег, следственный комитет затянул разбирательство.

В Калужской области на механическом и литейном заводе в поселке Дугна рабочим не платят несколько месяцев зарплату, а те приходят и по привычке продолжают работать. Как бы грозу пережидают, надеются, что все, в конце концов, образумится. Больше в поселке работать негде. Собственник Андрей Пикуля не назначает даже на свои заводы директоров, есть, что-то подобное главного инженера, но он юридически ни за что не отвечает. Не к кому предъявить претензии. Оба предприятия с 3 квартала прошлого года перестали отчитываться перед службами района. У этого же собственника был ещё завод ТЭН, который обанкрочен, и закрыт. Вот таким деятелям у нас доверили не только экономику, но и благополучие, саму жизнь людей.

Сейчас многие чиновники восхищаются островком под названием Сингапур. И коррупции нет и дороги хорошие. Недавно, в трудовое законодательства этого государства были внесены поправки, согласно которым начальников, которые не платят своим сотрудникам зарплату, можно арестовывать на месте и отправлять в камеру временного заключения до суда. Вот бы нам такой закон, только вот камер бы не хватило.

Россия сейчас борется за иностранные инвестиции, борется за приезжих толстосумов, за их проекты. А где же наши патриоты? Для нашего крупного бизнеса строительство социального государства неприемлемо, самое главное для них обогащение за счет подчиненных. Они даже не пытаются тратиться на новые технологии, модернизацию производство, доставшее им при приватизации. Они получают свои барыши за счет сверхэксплуатации трудового народа. Слово Родина для них, как временное место жительство.

Власть создает для родных олигархов благоприятные условия. Чтобы этих звездных людей особенно не тревожили бунтари протестными забастовками, лишили для этого работников всяких прав, оставила одни обязанности. Грабь хозяин, наживайся за счет этих крепостных.

Защиту работника должны осуществлять профсоюзы. Это одна из главных структур в гражданском обществе, образ жизни. Люди объединяются, стараются постоять за себя, защитить свои интересы. Отсюда и растут корни демократии. В начале девяностых меня попросили помочь реформировать прежние профсоюзы. Я стал помощником, советником председателя ФНПР Игоря Клочкова. К великой радости, мы оказались единомышленниками. Решили начать смену проржавевшей профсоюзной бюрократии на лидеров рабочего движения. Создали даже специальный отдел. При советской власти были совсем другая роль у профсоюзов, своеобразный фонд взаимопомощи. Но тогда создавали коммуну, большую семью. Рабочего нельзя было в угоду начальника уволить, наказать, урезать ему зарплату. На охране этих рубежей стояла и коммунистическая партия, народный контроль. Старались воспитать в таких рабочих семьях каждого, помогали ему подняться в мастерстве. Этим и занимался профсоюз. К тому же, ещё профсоюз распределял, путевки, квартиры. Что здесь плохого?

Сменили власть и идеологическое направление, началась борьба за выживаемость. На один из пленумов ФНПР мы с Клочковым пригласили группу неформальных лидеров. Их тогда так называли. На трибуну стали выходить бойцы рабочего фронта и рассказывать, как председатели профкомов сдают позиции, ложатся под директоров, выполняют их волю. Этому способствовало то, что в стране многое изменилось , а профсоюз со своим уставом, остался прежним. В него входили, как простые работники, так и представители администрации. Тут и думать не приходится, кто в этом сообществе распределял роли. Вот в Костромской компании «Карьеравтодор» профсоюз возглавлял главный энергетик, на калининградском заводе «Балткран» председателем профкома избрали начальника отдела кадров. На костромском заводе «Рабочий металлист» была большая задолженность по зарплате. Работники подали в суд, так интересы работодателя защищал председатель профкома. Стыдил работников, обвинял их в рвачестве.

Когда на пленуме ФНПР, рабочие заговорили о таких фактах, зал забурлил. Наши профсоюзные деятели, председатели обсовпрофов, председатели обкомов, засвистели, как мальчишки на футболе, затопали ногами. Рабочие активисты демонстративно покинули зал, хлопнул дверью и я. Тут же написал Клочкову докладную, высказал свои соображение об изменения устава организации. Профсоюз не должен быть корпоративом, объединяющего начальники и простого рабочего. Какое, уж может быть равноправие волка и ягненка, когда один хочет съесть другого? Ход моей докладной Клочков не дал. Это была бы своеобразная революция, нужно было посоветоваться с кремлевской властью. Я же не мог обманывать своих друзей, рабочих активистов, вскоре написал заявление об увольнение по собственному желанию. Покинул эту богадельню. Об этом опубликовал большую статью в газете «Труд» Недолго продержался на своем посту и реформатор Игорь Клочков, его заменили на своего, домашнего, вменяемого, Михаила Шмакова.

К тому же профсоюзам ФНПР дали откупного, всю профсоюзную собственность, 678 санаториев, 131 гостиницы, 568 стадионов и спорткомплексов, более 500 пионерских лагерей. И традиционный профсоюз стал отрабатывать долги. За все годы шмаковского правления не было ни одной забастовки, какого-нибудь общественно-политического протеста. У нас оказались самые тихие профсоюзы в мире. Они примкнули к партии чиновников и олигархов, «Единой России». Вместе ходят теперь на демонстрации. В Москве на майской демонстрации рядом шли мэр Москвы Собянин и Шмаков.

Да и как не ходить вместе, когда эти люди оказываются птенцами из одного гнезда. Руководителем Алтайской федерации профсоюзов избрали Владимира Бабушкина, до этого он был мэром города Заринска, потом помощником губернатора. Главой костромских профсоюзов избран недавно Алексей Шадричев. Тоже бывший мэр, сначала города Волгореченска, потом Костромы. В конце концов, и его отправили в резерв, в помощники местного губернатора. Оттуда уже он пошел на укрепление областных профсоюзов. Хочется спросить, где же тогда профсоюзные кадры?

До этого профсоюзами в Костроме руководил бизнесмен Алексей Ламакин. Основным занятием этого бизнес- председателя была не защита трудовых прав работников, а распродажа профсоюзной собственности, шли многочисленные судебные тяжбы. Например, гостиница «Волга» находится в залоге. Региональная организация ФНПР не получает от неё никакого дохода. Директором же этого заведения оказался сам Ламакин. Продано здание самого облсовпрофа, под предлогом, что нужен его ремонт, а денег нет. Нажились на этом посредники, среди которых были родственники самого председателя.

Ламакин пояснил, что ещё до его избрания председателем в 2002 году Федерация костромских профсоюзов продала свои доли в собственности 18 объектов недвижимости всего за 3 миллиона рублей. Вот такая работа наших основных профсоюзов.

В мае месяце этого года суд Центрального района Волгограда приговорил бывшего руководителя областного совета профсоюзов ФНПР Вячеслава Кобозева к девяти годам лишения свободы. Суд доказал, что в 2003-2009 году тот провел распродажу недвижимости облсовпрофа на сумму более 200 миллионов рублей. Как установило следствие, за время правления Кобозева волгоградские профсоюзы лишились права собственности на бассейн «Спартак», ледовый каток здания дворца спорта и ряд других объектов, которые перешли в собственность коммерческим структурам, учредителями которых выступили родственники и близкие люди профсоюзного лидера.

Такой процесс по распродаже профсоюзной собственности идет по всей стране. Например, из рук профсоюзов Ленинградской области за короткое время упорхнули три санатория, три пансионата, три дома отдыха.

Пока профсоюзы ФНПР занимаются распродажей собственности, работники пытаются организовать без помощи этих торговцев свои, свободные профсоюзы. Это занятие очень рискованное. Государственная Дума, в начале нулевых приняла Трудовой кодекс, при котором настоящим профсоюзом может стать только та организация, в которой состоит не меньше половина членов трудового коллектива. Тут и начальники цехов и мастера.

У новых профсоюзов такой численности нет, они только нарождаются, должны завоевать авторитет. Но их с самого дня рождения начинают преследовать. Помог этой охоте и Конституционный суд России. Он подправил немного закон. Раньше профсоюзному активисту не могли без согласия профсоюза вынести даже дисциплинарного взыскания, тем более уволить. Конституционники решили, что это несправедливо. И разрешили увольнять без разбора, и профсоюзных активистов и председателей профкомов.

И пошло, поехало. На Мытищинском «Метровагонмаше» уволили без всяких хлопот председателя первички профсоюза «Защита» Вячеслава Бабочкина. С ним пошли в расход и его коллеги по профсоюзу.

Администрация ОАО «Спецморнефтепорт» сделало уже вторую попытку уволить профсоюзного активиста Ростислава Беленова. Первый раз его уволили в феврале, когда на предприятие была создана первичка Межрегионального профсоюза «Новые профсоюзы». Суд признал увольнение незаконным. Второй раз уволили за то, что он, якобы, нарушал технику безопасности при работе. Однако, этого нарушения, не видел даже непосредственный руководитель Беленова. Вот так, благодаря, Конституционному суду ведется сейчас отстрел активистов новых профсоюзов.

Чтобы профсоюзный «Титаник» не утонул окончательно, нужно поспешить что- то сделать. Во - первых, нашим депутатам из Государственной Думы, особенно из правящей партии, которые в большинстве своем переписали свою собственность на жен, и в одну минуту стали пролетариями, пора понять, что спасать нужно не только свои деньги, дворцы, но и льдину, на которой они куда-то плывут, само государство, ведь в Конституции России прописано, что оно у нас социальное.

Некоторые поправки в законодательстве стоит все - таки сделать. Дать возможность защищать в суде права своих членов самому профсоюзу, а не каждому работнику, как безродному, бодаться индивидуально. Нанимать для этого адвокатов, искать свидетелей. Освободить профсоюз работников от членства представителей администрации, работодателей, как противоположной стороне социального партнерства. Опять начать разговор о защите прав профсоюзных активистов от гонений, не дать возможность без согласия профсоюза их наказывать и увольнять. Разве этого мало для нарождения настоящей демократии в нашей стране?

http://forum-msk.org/material/economic/10416000.html

Tags: ЗВЕРИНОЕ рыло капитализма, РАБОЧЕЕ движение
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments